суббота, 20 сентября 2014 г.

Страшная быль или как Каин убивал Авеля....

 Каин стал завидовать своему брату, 
вызвал Авеля в поле и там убил его...
Библия

Сегодня прислали фото... нашли уазик и БТР нашего комбрига...

Вот мы с ним на этом уазике под Курахово, тогда все обошлось...



Это он же подло расстрелянный в "предоставленном коридоре"





Это БТР связи и его экипаж... живой только парень слева, водитель комбрига его выкинуло взрывной волной... видел его в Одессе на похоронах Бориса Борисовича... сильная контузия

От одного из этих парней остался только обугленный позвоночник...



А это корм тех выродков, которые расстреливали наших пацанов как мишени в тире, резко закрыв "коридор" это был не бой, а бойня, с добиванием раненых, пытками и садизмом.


Мы просто обязаны это помнить... 

Молитесь об упокоении раба Божия Бориса и его солдат...

+

четверг, 31 июля 2014 г.

Гомосепаратизм или расчеловечевание


Если кто не в курсе, то одна из моих профессий - психолог. Я таки практикую и даже немного преподаю сей дивный предмет. Но это лирика.

Поделюсь немного наблюдениями и умозаключениями избегая нудной терминологии и никому не нужных ссылок. Хай будет под мою ответственность. 

Человек, как известно не только существо социальное, но еще таки примат. Одновременно животный и потенциально (ибо не все) духовный. Человек как Homo sapiens, не только пишет стихи и смотрит телек, но и элементарно размножается и заботится о потомстве, как и любой другой представитель фауны. Вот совокупность всех этих субстанций и делает человека - человеком. 

Для человека характерно заботится о детях и ближнем, причем приоритеты расставлены достаточно линейно: прежде безопасность жизни детей, потом их здоровье, затем все остальное, включая социальный статус и прочие атрибуты, вплоть до статуса альфа-самца или тьолки-вырвиглаз (ну это на любителя). 

Чтобы не запутать читателя, выделю два “основных инстинкта” человека как такового.

Первый: условно духовный - это потребность в свободе. Свободе думать, говорить и действовать уважая свободу ближнего. Без этого человек буквально оскотинивается. При чем, имеет значение не то насколько он свободен де-факто, а то насколько он жаждет ее. Ибо человек на свободу которого ни кто не посягает, а от только и мечтает кому бы продаться - это та же несвободная скотина. 

Второй: условно физиологический - это забота о детях. Тут очень просто - у вменяемых родителей на первом месте стоит безопасность их детей. Ибо на том и держится род человеческий на Земле. Иначе бы давно она стряхнула нас себя, как собака блох. 

Рассмотрим такое явление как “гомосепаратист” на проявление данных человеческих качеств. 

Инстинкт первый.

Человек обычный в неволе, увидев освободившегося собрата, попросит его помощи. Не важно, спросит ли как он освободился, телефончик адвоката, попросит пилку для решетки или курехи с чаем, но суть останется той же. Свободный - это тот кто может помочь, это тот кем нужно стать. 

Реакция гомосепаратиста диаметрально противоположна человеческой. Увидев собрата-арестанта на свободе, он поднимет крик, разбудит всех вертухаев, а когда не удовлетворится их расторопностью, затребует себе свисток, дубину и красную повязку на зэковский ватник, дабы пресекать подобное впредь. 

Самая страшная ситуация для гомосепаратиста, это когда бежавший арестант оставит открытую в камеру дверь ибо свобода для него - это пугающее отсутствие баланды по расписанию. Это зверская необходимость отвечать за свое пропитание самому. Будет тот сервелат или нет, это еще вопрос, а “в турмэ сичас макааарони”. Открытая дверь для него страшнее штрафного изолятора. 

Инстинкт второй. 

Человек обычный, в данном случае - мама, при угрозе жизни для ее детей, в первую очередь решает вопрос об их безопасности (извините за небольшую тавтологию). Т.е. когда где-то, не дай Бог, гупнет или стрельнет, то мамаша хоть в домашних тапках, хоть босиком в комбинашке, схватив подмышки своих отпрысков будет искать безопасное для них место и только найдя оное будет думать о том, что сегодня надеть и чем кормить мужа или на фоне какого танка сфоткаца. 

Женщина удрученная гомосепаратизмом, будет держать детей в зоне обстрела со всех сторон, и готовить котлеты мужу, который получив автомат добывает им продукты и водку, наконец-то не в долг. Детей везти в безопасное место она не хочет, “бо там нема работы”. Тут я с ней согласен, в других местах Украины работы дающей возможность получить продукты и алкоголь по факту наличия автомата и полосатой ленты нету, а депутатских мандатов на всех не хватает. Еще детьми можно укрыться при отступлении, наступлении… и вообще любом преступлении. Если кто-то из детей пострадает, это можно заснять и попытаться отмазать своего бухого стрелка-мужа от неминуемого возмездия и требовать гуманитарную помощь от всего загнивающего пидаристического запада. 

Так вот, люби друзи…. это не просто промывание мозгоф и прочая гебельсвоская развлекуха. Это уже процесс расчеловечивания на уровне основных инстинктов. проще говоря, это запущенная программа на вымирание и думаю статистика рождаемости и смертности в нециих регионах это несомненно подтвердит. 

Только я вас умоляю, не надо обвинять меня во всяких глупостях, что я лишаю гомосепаратистов статуса человека. Не зовсим не за это. 

Я толсто намекаю на то, что что некие СМИ и их глашатаев и  прочих работников ртом, в пору обвинять уже не во лжи и пропаганде, а реально в геноциде и доведении до самоубийства. 

Иначе фигня получаецца.

среда, 14 мая 2014 г.

Морок.

Степан шел босый и без портков, в вышиванке по колено, навстречу заходящему голубому солнцу. На круче свисающей над изгибом тихой узкой реки сидел в позе кренделя седой человек с задубевшим на ветру лицом и раскосыми глазами. Весь вид его выражал презрение происходящему, татуировка “коловрат” во всю смуглую спину создавала иллюзию непрерывного вращения на месте.
- Кто ты?- спросил он Степана.
- Я?... Степан, ме-ме-менеджер по збуту…  - притормаживая от странности момента промямлил Степа, - А ти… Ви?
- Я Рим. Третий Великоросский. Смекаешь? Я твое будущее… наиболее вероятное. Раздуплись уже, спрашивай, время идет.
- А що питати?
- Ну, ты проект австро-венгерский и тупица. Я же говорю - я твое наиболее вероятное будущее. Хочешь его узнать?
- Звичайно, цікаво адже, що буде. - Степан понемногу успокоился и был зело заинтригован.
- Наконец то. Да ни чего не будет. Думаешь где мы сейчас? То-то же. Когда-то очень давно, это место называлось - Владимирская Горка, а ручей внизу - река Днепр. Здесь был большой город, окруженный многими городами, в которых жили умные и работящие мужи и самые прекрасные в мире жены - это были Люди. Да, на этом пустынном месте.
Степан вспотел, хотя было прохладно.

Читать меня дальше на Колонкере. Тыц.

среда, 23 апреля 2014 г.

Delirium banderum


Слава Украине!

В голове Сереги Буйнова газо-электросварщика из Воркуты зазвонили тысячи колоколов и колокольчиков. Его вырвало на пол у дивана на котором он лежал. Вырвало желчью, ибо пошел третий день, как он “в завязке” и кроме воды изможденная плоть ничего не принимала.
Померещилось… ну да… где Воркута, а где Украина… Серега открыл глаза. От тусклого света, пробивающегося сквозь немытые стекла опять затошнило.
- Слава Украине!
На груди Сереги сидела огромная облезлая белка размером с бобра в серо-оливковой балаклаве. Из прорезей для глаз торчали уши с кисточками, а из ротового отверстия торчала острая мордочка с налитыми кровью глазками и желтыми зубами.
- Чо, кацап, припух? Слава Украине, говорю! - проорала белка, явно намереваясь впиться этими зубами ему в красный шнобель.
- гггироям славва! - неожиданно для себя пролепетал Серега.
- Ось и добрэ. - белка спрыгнула на пол и потащила табурет к дивану. На табурете что-то стояло накрытое желто-голубой салфеткой.
- Вже прокыдайся, бо дурнэ спыть дурне сныця. Горилочки? - Белка размашистым жестом сняла салфетку и повязала себе на плечи. Салфетка оказалась украинским прапором.
На табурете стояла литровая бутылка “Хортицы”, тарелка печеночной колбасы и два гранчака. Пока оцепеневший Серега пялился на это подношение, машинально натягивая единственный носок, белка налила два по сто и протянула один гранчак ему.
Запах прохладного нектара парализовал все потуги “завязать” в полторы секунды. Запредельность происходящего не оставляла никакого выбора и Серега залпом замахнул сотку. Глотка приученная к наспех разбавленному водой гидролизному спирту “стенолазу” испытала множественный оргазм, и он, схватив бутылку, налил себе и белке по второй, выпил так же залпом и блаженно закурил Супер Приму.
- Ну, по третьей за любовь! - белка перешла на русский и налила снова по сотке.
Когда выпили, белка протянула ему кусок печеночной колбасы. Колбаса была теплой, ароматной, домашнего приготовления.
- Ну как, вкусно?
- Охрененно!- сказал Серега жуя и довольно улыбаясь, будучи уже реально подшофе.
- А мне не очень. - деланно скривилась белка, - девка явно уже не девка была.
- Какая девка? - равнодушно спросил Серега, пододвигая себе тарелку поближе.
- Ну ты деревня монголо-татарская! Это ж львовская колбаса имени Степана Бандеры и сына его Остапа. Ее со времен Австро-Венгрии делают исключительно из печени еврейских девственниц. Но я думаю, они халтурят уроды, чо-то не верится, что только девок берут, и я слышала что вместо еврейки могут кацапку зафигачить. Ничего святого, блин.
Серега поперхнулся пятым куском и вытаращился на белку, которая вышагивала по столу и снова перешла на мову.
- Ну хто так будуе коряво? - она на цыпочках вглядывалась куда-то через мутное окно, - ось як можно було так встановыты ракеты НАТО у Привоза, що аж з Воркуты выдно, що крыво. Ну та добре, Бандера прийдэ - порядок наведе, бо засралы все, лайна по самое гэть! - и со злостью пнула банку из под сардины полную окурков. Банка пролетела через всю комнату и громко стукнула в стену.
- Хорош шуметь, полицию вызову, достал уже алкаш! - завопил сосед и застучал чем-то железным по батарее.
- Сдохни москаль! - заорала белка и кинула в стену банку с остатками рассола. - на палю кацапню! - и запрыгала по столу пиная грязную посуду - Хто не скаче, той москаль, ла ла ла ла…
Серегу снова вырвало, в дверь громко стучали. Белка крикнула - Герои не вмырають! - запустила недопитой бутылкой в дверь и выпрыгнула в форточку с девятого этажа. Дверь выбили, и в квартиру ворвался ОМОН, все было бы ничего, ну дали пару раз по почкам, чо взять то с алкаша. Но… на столе где плясала белка лежала визитка, старший наряда взял ее, оторопел и со всей дури всёк Сереге с ноги в голову.

Голова болела жутко. Комнату застилал белый ослепительный свет. Запах хлорки, трубки-капельницы, руки на растяжке. Больничка. Рядом сидел Вован-кореш.
- О, очухался дебил! - он радостно скалился на все свои восемнадцать кариесных, - ты чо, дятел, выпрыгнуть хотел? Тебя из форточки еле достали, застрял придурок.
- Есть чо? - прошептал Серега спекшимися губами.
- Обижаешь! - Вован открутил крышку от пластиковой поллитровки от Буратино, смятой так, чтобы не выпирала из кармана и приложил к губам Сереги.
Серега сжал кулаки привязанных к кровати рук и судорожно глотал дерущий горло “стенолаз”. Сегодня она не придет, это главное.

Телевизор в коридоре вещал голосом Киселева:
“Фашисты Львова отлавливают последних ветеранов Великой Отечественной Войны и сжигают живьем на Вечном огне”.
- Вот же суки, дедываевале - прошептал Вован. Серега заплакал. Как хорошо, что он дома, тут среди русских, вон Вован-корешок не бросил, соседи скорую вызвали… Даже уборщица которая шепотом матерясь развозила тряпкой мутную воду по кафельному полу была такая родная, русская…

окончание здесь: писал для Колонкера

суббота, 29 марта 2014 г.

Быть русским

Мне на днях исполняется 40. И я уже 12 лет русский.


Я родился в Сибири на поднятой целине в горниле сплавившем десятки, если не сотни народов. Одни выплавились в смесь, другие отслоились, третьи выпали в шлак. Слишком многие там были не по своей воле. После переезжали мои родители несколько раз, но все там, в Сибири.
Первый раз я задумался о национальности когда увидел у родителей графу “национальность” в паспорте. Везде значилось “русский”.
В школе с пацанами мы обсудили вопрос национальности. Резюмировали быстро: “мы совецкие”, ибо некоторые даже не знали что сказать, а быть “совецким” это реально круто во всем мире. Был правда один пацан - татарин, он сказал, что он “совецкий татарин” и что они в семье соблюдают какие-то “татарские правила”. Нам было искренне его жаль.
Вопрос национальности остро встал у нас в самом начале 90-х. Мы начали “мочить чурок”, ибо наши девчонки стали к ним бегать, ибо они постоянно чем то-торговали или асфальт катали “по шабашке” и у них водилось бабло… в отличии от нас…
В то время национальнось “совецкий” перестала отвечать на столь тонкие экзистенциальные типа - кто я? Появились две новые национальности “чурка” и “русский”. Соответсвенно “чурка” - это нерусский, а “русский - это нечурка”.
Т.е. термин “русский” означал (и сейчас много где означает) не национальность, а что то вроде белой расы, т.е. говорил о том, что ты “нечерножопый”.
За то что я русский, меня били несколько раз. В Российской Армии. Били сильно, в хлам, с удовольствием. Конечно же “чурки”. В то время призыв из Средней Азии уже прекратился и их было половина от общего числа солдат, не больше. Но ни один “русский” не возразил им, все смотрели, курили, обсуждали надолго ли меня хватит. Но НИКОГДА я не видел, чтобы у нас в части кто-то безнаказанно избил “чурку”, они за минуту собирались отбить своего со всех уголков части, как по волшебству.
Потом новый мир расставил все по своим местам. На рынки, кооперативы и прочие теплые места “чурки”, туда где скудно и паскудно - “русские”. “Русские” тоже пытались “зажиреть”, но получалось у единиц, ибо в трудную минуту каждый был сам за себя, в отличии от “тупых чурок”. Ну да ладно…
Оказалось это только цветочки… Постепенно “крышевать” большую часть страны стали кавказские кланы, а в разных национальных автономиях для “русских” вообще все двери начали закрываться. На Кавказе и Средней Азии во многих местах “нечурок” просто вырезали как животных. Предавая их такой лютой смерти, что ни какой фильм ужасов не сможет передать. Но и эта смерть была желанна, для тех кого оставляли в рабстве.
По сей день, на территории РФ, содержаться в рабстве русские, в реальном рабстве, в ямах, на цепи, в собственных фекалиях, на которых как на ослах возят дрова и камни. В сексуальном рабстве у “нерусских” тысячи русских девочек. И НИКТО не собирается их спасть.
Ну да ладно. Зато ракеты..
12 лет назад, я переехал в Украину, в Одессу. Для меня было откровением, что при таком обилии национальностей, все знали свои корни, традиции, предания. Люди говорили о своей национальности, ни кто этого не стыдился, ни каких трений не возникало. Только мне сказать практически было нечего. Национальной одеждой у нас “совецких-русских” был “адидас”, а народными песнями “на горе калхос, под горой савхос” и “владимирский централ”.
Вот тут и началась неистовая рефлексия, по поводу свой национальной аутентичности, которая привела меня к “украинским совецким-русским”. Я не смог среди них долго продержаться, потому что если вокруг , “хохлы вонючие”, “жыды”, “чурки”, “черножопые”, “пиндосы”, и все они враги, то жить становится невыносимо.
Все произошло как-то само собой. Моя знакомая еврейка вечерами за чаем много рассказывала мне о евреях, американцы оказались неплохими ребятами, правда немного наивными. Немцы конечно ментально живут на другой планете, но почему то здесь носятся с нашими ни кому не нужными инвалидами, покупая им лекарства и коляски. Поляки, такие поляки… свозили меня в Польшу на выходные. Так больше я ни где и не был за границей. Потом, армяне, грузины, турки, греки, эстонцы, норвежцы….кто у меня тут еще в друзьях и знакомых? Я навряд ли точно отвечу, слишком пестро получается. Проще ответить кого нет, ибо это одна “национальность” - “совецкие-русские”. Ибо либо с ними в общей ненависти ко всем, либо со всем остальным миром в мире и дружбе.
Окончательно подтолкнул меня к этому выбору новый друг с галичины, в разговоре он переходил на русский, для того чтобы было легче общаться. Мы вместе работали и много говорили, так незаметно для себя, я довольно сносно говорю и прекрасно понимаю украинский язык, что в свою очередь сделало для меня более понятным и польский с белорусским. Теперь мы так и общаемся, он на мове, я по русски и ни кто этого уже не замечает.
Русскоязычные в Украине есть двух типов: 1. “Совецкие” или “российские” - те кто старше, это обычно люди преклонного возраста, которые так и не смирились с развалом СССР, те кто по младше просто не желающие знать больше одного языка - “суржика” (даже не русского), для них все вокруг враги - “хохлы”, “чурки” и далее по списку.. 2. Русские по национальности, рус_кие от слова Русь… а правильней наверное - руськие. Для них их национальная аутентичность не является ни предметом кича , ни поводом стыда. А отличие других национальностей лишь подчеркивает их аутентичность. Они прекрасно чувствуют себя среди других и понимают, что вопрос национальности не является принципиальным во взаимоотношениях.
Пожив в Украине, я почувствовал, что я русский, не потому что “нечурка”, а потому что я отличаюсь от украинцев, евреев, поляков, армян… я не лучше и не хуже… я человек, я особенный. У нас есть различия, но еще больше у нас общего и нет ни чего что мешало бы нам жить мирно и счастливо. Объехав всю Украину, я не встретил ни какой агрессии и неприязни даже в таком “страшном” городе как Львов. Более того узнав, что я сибиряк меня принимали с особым радушием.
А фриков-нацЫстов, в Украине ни чуть не больше чем в той же России или Англии, или Германии… я видел только издалека.

Я ощутил себя Русским и мне это нравится. Именно здесь, в Украине я свободно живу и у меня не проверяют бесконечно документы, как в той же Москве на каждом углу (несмотря на славянскую внешность), я могу учить своих детей в русских классах, что часто невозможно в России, если вы живете на территории одной их АО или АР, я пишу статьи по русски не оглядываясь на то, угодно это чиновникам или нет. Меня уважают и любят друзья украинцы, евреи, татары и прочая, прочая … меня - русского. И это прекрасно.
Сегодня, как будто кто-то реанимирует маринованный труп маньяка Ленина, что-бы он пришел и “спас” меня. Их раздражает моя русскость, моя аутентичность ибо она обязывает меня думать, выбирать и может быть даже не соглашаться. Это опасно. Меня хотят вернуть в состояние “советскости” и “российскости”, где от русского останется только язык как инструмент лжи и способ молчания.
Я этого не хочу, мои друзья русские в Украине этого не хотят, мы говорим звоним и пишем кому только можно - ОСТАВЬТЕ НАС В ПОКОЕ!
Спасите себя, станьте прежде русскими сами. Именно Русскими, а не “нечурками”. Спасите русских из зинданов на Кавказе, вытащите девочек из борделей со всего мира, где многих даже не кормят до сыта. Перестаньте гробить русских пацанов на ни кому ненужных войнах. Защитите их в казармах Российской Армии от издевательств и нечеловеческих унижений, только за то, что они говорят по русски. Перестаньте кормить целые народы, которые владеют вами в вашей же стране, убивают ваших пацанов, насилуют дочерей, живут на отобранные у вас деньги и получают за это государственные награды.
Станьте прежде Русскими, а тогда и поговорим… по русски...

Я на Колонкере.